Category Archives: Россия

О положении в мире

1. Исторический экскурс

Сошлюсь на Википедию (в переводе):

Хотя по соглашению все заявленные Германией требования были удовлетворены,в действительности Гитлер был взбешён, что британское вмешательство помешало ему захватить всё Чехословакию в один присест. В последующих речах он нападал на британских и еврейских «поджигателей войны» и в январе 1939 года отдал секретный приказ о масштабном укреплении военного-морского флота Германии с целью бросить вызов британскому превосходству на море. В марте 1939 года Германия вторглась на оставшуюся территорию Чехословакии и затем разделила её на германский протекторат Богемии и Моравии и прогерманское марионеточное государство, Словацкую республику. Гитлер также предъявил ультиматум Литве, заставив её отказаться от Клайпедской области.

Википедия относит эти события к предвоенным, лишь ведущим к Второй Мировой войне, однако мне это представляется неверным. Ну или по крайней мере, устаревшим: то были времена, когда войны и правда объявляли, сегодня же это уже не принято. Объявление войны — тогда — не обязательно означало начало ведения активных боевых действий, так что по современным меркам вполне можно считать, что локальный германо-польский конфликт перерос в собственно мировую войну значительно позже.

Но и этот, принятый сейчас, «минималистский» подход кажется мне ущербным, поскольку лишь ещё больше затуманивает генезис явления. Война, я считаю, начинается тогда, когда пройден некий рубеж, за которым остановить её уже невозможно. И для Европы 30-х годов рубеж этот был перейдён значительно раньше польской границы.

2. События на Украине

Если не считать отдельных диссидентов (число которых, правда, неуклонно растёт), все главные политические игроки в один голос твердят, как мантру: «То, что мы делаем — это не умиротворение агрессора!» Но, простите, а что же это тогда такое? Чего стоят одни рассуждения на тему «не надо поставлять Украине оружия, поскольку это только приведёт к эскалации конфликта». Что с дипломатического на русский переводится: «давайте не будем злить Путина». Доброхоты из Гардиан даже пытаются подвести под это «научную» базу, утверждая, что США будут просто физически не в состоянии поставлять вооружения быстрее, чем Россия. Допустим на секунду, что они правы. Но тогда возникает законный вопрос: а что, поставлять оружие в Польшу и Прибалтику, когда настанет их черёд, будет намного проще? Или и там ЕС и НАТО будут «искать дипломатическое решение», под ритуальные камлания, что «военного решения не существует»? При всём уважении к моим оппонентам, во время Второй Мировой — когда средства транспортировки были не в пример хуже — США весьма успешно поставляли вооружения на Восточный фронт. В более чем достаточных количествах для того, чтобы немцам мало не показалось.

Или посмотрим на эти т.н. «четырёхсторонние» переговоры. В Мюнхене Чехословакию по крайней мере честно не пригласили. Здесь же Украину силком проволокли для того, чтобы выломать ей руки и заставить подписать, по сути, акт о капитуляции. Во второй раз — с признанием дополнительных потерь. И всё это — под многословные разглагольствования о «заботе о народе Украины». Всё, что реально заботит Меркель — это скорейшее снятие санкций без слишком уж явной потери лица и возобновление business as usual. Ну а Олланд так и вообще спит и видит, когда же, наконец, можно будет без помех поставить России эти злосчастные Мистрали. А может, и ещё контракт-другой заключить.

Ну а подписанное соглашение — это и вообще театр абсурда. Я уже даже не буду продираться к тому, что оно написано по-русски, а не по-украински. Но там говорится о выводе с территории Украины всех иностранных войск. Господа «миротворцы» отдают себе отчёт в том, что строго формално это означает требование вывода Черноморского флота из Севастополя? Они, вероятнее всего, попросту даже не задумались над этим, поскольку никто не предполагает, что этот пункт вообще имеет какой-то смысл. И в самом деле, как можно вывести то, «чего нет»? Конечно, можно тешить себя иллюзиями, что Путин «пошёл на уступки» — вон, даже карандаш от злости сломал. Но что там про Гитлера после Мюнхена пишут, не припоминаете?

3. Позиция Путина

Все дружно гадают: когда же Путин остановится? Но, простите за нескромный вопрос, а с чего бы ему вообще останавливаться? Вот какой у него для этого стимул? Он смотрит на суету вокруг Ирана, где тоже «нет военного решения» (при том что Иран можно в буквальном смысле стереть с лица земли за полчаса — и никто не пожалеет) и смеётся. Он открытым текстом заявляет, что может взять натовские столицы за два дня и что отвечает НАТО? Что оно создаст мобильную группировку численностью «аж» в 30 тыс. человек. Через несколько лет. Не удивительно, что Польша и Прибалтика в панике, а Венгрия и Чехословакия уже начинают подумывать, как бы это лечь под Россию покомфортнее. Не как в прошлый раз.

Вполне очевидно, что останавливаться Путин не собирается вообще.Украина в НАТО угрожает безопасности России? Ну а Польша, что, нет? Военный паритет времён холодной войны был даже не между — меньшего — НАТО и СССР, а между НАТО и ОВД. Как насчёт ГДР, бывшей своего рода оплотом против «фашизма» ФРГ? Вот конкретно, что будут делать союзники Польши по НАТО, когда российские войска займут Варшаву? То же самое, что происходит сейчас в Донецке? Хорошо, если хотя бы так. Но скорее всего, они просто опять начнут «вести переговоры». А разнообразные левые газетёнки пойдут писать о «справедливых опасениях России» и обвинять во всём поляков, которые за каким-то лешим свергли своего «законно избранного» Ярузельского. А что ещё делать? Не бомбить же Москву, в самом деле! Ну а после восстановления ОВД и фактического, если и не формального, распада НАТО, почему не продолжить дальше? Путин давно говорит о необходимости новой — альтернативной НАТО — системы безопасности в Европе с Россией в качестве доминируещей военной силы. Он же ведь ничего даже и не скрывает.

Разумеется, из сказанного ещё не следует, что у него всё это получится, но логика его рассуждений именно такова. Я не говорю, что его нельзя остановить, но его действительно нельзя остановить увещеваниями и следующими одна за одной уступками. Остановить его можно только силой. Не обязательно военной, возможно, достаточно будет и санкций, но санкции в этом случае должны быть настоящими, а не бутафорскими. Которые опустят экономику России не на пару процентов в год, а в разы и немедленно. Полная экономическая блокада. К несчастью, и этот сценарий представляется невероятным — несмотря на то, что он мог бы оказаться наиболее бескровным.

4. Реакция США

Господа европейцы уже, похоже, забыли, кто избавил их от советской угрозы. Так пора напомнить: это был 40-й Президент Соединённых Штатов Америки Рональд Вильсон Рейган. Который прямо и без обиняков заявил Советскому Союзу: если вы хотите ядерной войны, вы её получите. И будете биты. И вскоре не стало сначала ОВД, а потом и самого СССР. Потому что это — единственный язык, который совки понимают. И, похоже, понимать это начинает и наш нынешний президент. Во всяком случае его новый, только что утверждённый Сенатом министр обороны Эштон Картер совершено недвусмысленно заявил, что Соединённым Штатам и НАТО следует отмести российские заявления, что Москва имеет право на «сферу влияния» в Восточной Европе — и обеспечить военную силу, способную справиться с «любым оппонентом».

Иными словами, чётко, в стиле Рейгана — почему, вероятно, его назначение и прошло на ура — было сказано, что Россия является «сверхдержавой» лишь постольку, поскольку некоторые соглашатели её таковой считают. Это — сигнал, что период умиротворения подходит к концу. Но сигнал, который Путин — как и, вероятно, большинство читающих эту статью — всерьёз не воспримет. К сожалению.

5. Заключение

В связи с чем приходится прийти к неутешительному выводу, что на самом деле Третья Мировая война уже началась. Это пока не очень заметно, никто ещё не бомбит города, но цепь событий, ведущая к этому уже запущена и не может быть остановлена. Если хотите, «Аннушка уже разлила масло». Потому что момент, который не упустил в своё время Рейган, уже безнадёжно пропущен и назад пути нет.

Кумулятивный эффект

Рубль упал, конечно, не из-за санкций, а из-за нефти. Но есть нюанс. Как писали в умных изданиях знающие товарищи, резкое повышение ставки ЦБ для приостановки этого свободного падения поставило множество российских предприятий на грань банкротства, поскольку в условиях санкций внешнее рефинансирование для них оказалось также закрытым. А массовые банкротства — это массовая безработица.

В связи с чем Путин, как утверждается, ставку велел опять понизить. Несильно, для начала, но несильно вряд ли поможет. А валютные резервы для поддержания курса путём интервенции он уже, похоже, исчерпал. Так что ближайшие дни обещают быть интересными. Кто не спрятался, я не виноват!

Итоги дня

А Путин таки туп как дерево. Интриговал-интриговал, и тех обхаживал, и других… И всё ведь уже на мази было, дело явно шло к какому-то послаблению санкций. НУ, во всяком случае надежды были. И что? В качестве завершающего аккорда кампании не нашёл ничего лучшего как написать письмо Порошенке.

Нет, вот на что человек рассчитывал? Естественно, Порошенко его послал, устроил обострение в аэропорту и — вуаля. Уже даже вдупель пропутинская Могерини заявляет, что хрен тебе, а не послабление, пока из Крыма не уберёшься. А ведь ещё только накануне ни о каком Крыме и речи не шло, а требовались лишь «позитивные сдвиги» в Донбассе. Слово «гамбит» он когда нибудь слышал, дзюдоист хренов? Вот Порошенко, очевидно, да.

Короче, день окончился неплохо. Сейчас вот ещё Обамку Конгресс додавит…

О национальных особенностях ваты

Российское правительство собирает одно экстренное заседание за другим, судорожно принимает какие-то совершенно запредельные решения, идёт на очевидные уступки, пачками подкупает западных журналистов, политиков и академических грантоедов — а всё идёт только хуже и хуже. Чисто по человечески, его можно даже пожалеть. Т.е. мне его, разумеется, ни на грош не жалко, но мне понятна его растерянность и ощущение беспомощности перед иррациональной действительностью.

Ведь Россия вполне искренне хочет договариваться и выдвигает, как ей представляется, достаточно умеренные требования в обмен на то, что она может предложить Западу. Но Запад, вместо того, чтобы честно торговаться и пытаться извлечь для себя какую-то пользу из сложившейся ситуации, фактически отказывается от любых осмысленных переговоров и лишь раз за разом нагнетает напряжённость, загоняя ситуацию в глухой тупик из которого нет приемлемого для обеих сторон выхода.

Почему?

Ответ на этот вопрос даёт голосование в Конгрессе по Акту поддержки свободы Украины. Который Россия вполне справедливо расценивает как декларацию новой холодной войны.

В Конгрессе вообще крайне редко случаются единогласные голосования, да ещё и в обеих палатах сразу и в пожарном порядке. Всегда находятся несколько диссидентов. Произошедшее — это экстраординарное событие и говорит оно о том, что ни один политик в сегодняшней Америке не может позволить себе выглядеть мягкотелым по отношению к России. Потому что ватников у нас тут — тоже пруд пруди и они уже привыкли жить в однополярном мире, а тут вдруг откуда-то опять вылазит эта срань господня со своими претензиями на какое-то «уважение» и «учёт интересов».

Каковой момент для американского обывателя (он же — избиратель) является абсолютно неприемлемым. Сам факт, что Россия имеет наглость претендовать на подобное, является для него в высшей степени оскорбительным.

И вот здесь лежит отличие между старой и новой холодными войнами: если та была война на сдерживание, то эта — на уничтожение. Поскольку сдерживание — это, фактически, признание за Россией права на равенство притязаний, что недопустимо ни при каких обстоятельствах.

Ну и ещё одно различие — между сортами ваты по разные стороны Тихого океана, это что за претензиями тутошней стоит американский экономический и военно-промышленный потенциал. Тогда как за российской — ничего кроме ущемлённой национальной гордости. И никаких перспектив возрождения на манер гитлеровского — посколкьку Германии помогли как противовесу СССР, а Россия не догадалась подготовить себе подобную роль. (Хотя, наверное, могла бы организовать и возглавить антокоммунистический блок против Китая в составе Японии, Южной Кореи, Тайваня и т.п.)

Из сказанного, однако, не следует, что у России нет вообще никакого выхода для предотвращения полного экономического коллапса, развала и погружения в анархию. Есть. И очень простой. Он называется капитуляция. Полная и безоговорочная.

Уже слышу дружный ватный хор: «Не дождётесь!» Скорее всего, да. Ну, стало быть. Если кто-то хочет издохнуть под забором от голода, как собака — это его святое право. Не смею мешать.

Каким именно образом Россия будет ликвидирована, это, в конце концов, не самые существенные детали.

Продолжение конца

Пишут, Россия только что напечатала 625 млрд. рублей. Которые тут же упали на 10%.

Так держать!

– А что произошло еще? – осведомляется он.

– Ничего. Клиентов не было. Но я вынужден настоятельно просить о повышении моего оклада.

– Опять? Ведь тебе только вчера повысили!

– Не вчера. Сегодня утром в девять часов. Какие-то несчастные восемь тысяч марок! И все-таки в девять утра это было еще кое-что. А потом объявили новый курс доллара, и я теперь уже не могу на них купить даже галстук, только бутылку дешевого вина. А мне необходим именно галстук.

– Сколько же стоит доллар сейчас?

– Сегодня в полдень он стоил тридцать шесть тысяч марок! А утром всего тридцать тысяч!

Георг Кроль рассматривает свою сигару.

– Уже тридцать шесть тысяч! Дело идет быстрее кошачьего романа! Чем все этокончится?

– Всеобщим банкротством, господин фельдмаршал, – отвечаю я. – А пока надо жить. Ты денег принес?

– Только маленький чемоданчик с запасом на сегодня и завтра. Тысячные и стотысячные билеты и даже несколько пачек с милыми старыми сотенными. Около двух с половиной кило бумажных денег. Инфляция растет такими темпами, что государственный банк не успевает печатать денежные знаки. Новые банкноты в сто тысяч выпущены всего две недели назад, а теперь скоро выпустят бумажки в миллион. Когда мы будем считать на миллиарды?

– Если так пойдет дальше, то всего через несколько месяцев.

– Боже мой! – вздыхает Георг. – Где прекрасные спокойные дни 1922 года? Доллар поднялся в тот год с двухсот пятидесяти марок всего до десяти тысяч. Уже не говоря о 1921-м – тогда это были какие-то несчастные триста процентов.

Декабрьские тезисы

Не прячьте ваши денежки по дальним островам,
Несите ваши денежки иначе быть беде…

Похоже, мсье Путин изрядно перетрухал на почве бегства капитала, что начал судорожно зазывать его обратно, обещая всё простить. Причём именно судорожно, хватаясь за последнюю соломинку, что видно из того, что даже официозная «Вруша тудэй» в успех этой комбинации не верит. (И из чего видно также, что в правительственных кругах царит раскол и многие Путиным и его курсом недовольны.)

В качестве причин называется страх, что эта амнистия может быть прекраснейшим образом отменена чуть позже, как только доверчивые буржуи денежки привезут, и сохранение неизменными тех условий, из-за которых капитал и оказался за бугром — одним из которых как раз и является некоторая, скажем так, виртуальность понятия «собственности» в России.

Вероятнее же всего, подобные телодвижения фюрера, в словах которого о том, что оффшорный период российской экономики закончился, нельзя не увидеть прямой угрозы, приведут как ра к обратному эффекту: из страны спешно побежит даже тот капитал, который никуда пока не собирался. Поскольку очень скоро, похоже, будет уже поздно.

Потому что почему, собственно, капитал из России бежит-то? Не иностранный, который из-за санкций, а родной, российский, причём с самого начала, с 91-го года? Да потому что некомфортно ему там. Как Дамоклов меч висит над ним слово «национализация», висит постоянно, а иногда даже начинает угрожающе раскачиваться. И никакая единовременная амнистия этого не изменит.

При этом проблема тут даже не в Путине, как таковом, а — как это ни заезженно звучит — в народе. Который до сих пор сохранил совковый взгляд на экономику и по-прежнему рассматривает последние десятилетия как эдакий очередной НЭП, изрядно затянувшийся, к тому же. В представлении типичного российского ватника приватизация — это всучить лоху-буржую какую-нибудь убыточную развалюху, подождать, пока он поставит её на ноги — а потом национализировать процветающее предприятие взад. Вот такой вот modus operandi. И потому любая национализация встречается на ура и поднимает рейтинг. А рейтинг, такое впечатление, в ближайшее время поднимать будет больше нечем.

И наоборот, естественная для тех мест, куда капитал бежит, схема: национализировать — ради спасения общественно значимых предприятий — то, что по нерадивости буржуев развалилось; ставить на ноги с помощью господдержки; а как только всё опять наладится — приватизировать взад; такая схема российским плебсом полагается даже не ошибочной, это полагается чудовищнейшим антинародным преступлением. И хоть ты им кол на голове теши, аргументы, что частный бизнес производит Мерседесы и много, а государственное «народное хозяйство», извиняюсь, Москвичи и с очередью на несколько лет — не действуют абсолютно. В самом крайнем случае в ответ можно получить, что всё, что есть в мире, изобретено было в России, и за это весь мир ей завидует и из зависти гадит. Откуда и все её проблемы.

Но тогда каков же выход? Как сделать Россию привлекательной для капитала, на деле, а не на одних лишь словах об «амнистиях» и прочих благоглупостях? И есть ли выход вообще?

Он есть. Причём безотказный. Но он подразумевает кардинальное изменение всей политической системы. Действительно кардинальное, даже революционное, если хотите. Сводится оно к тому, что надо вернуть России правящий класс. Потому что вопреки заверениям российской левни, на её бескрайних просторах нет правящего класса, а есть только правящий фюрер.

Механизм этой революции может быть каким угодно:

  • Сверху, по монаршей воле (ну, чисто для полноты картины).
  • Заговор (вариант бескровный).
  • Военный переворот (вариант кровавый).
  • Ещё как-то (но только не снизу, потому что снизу — это именно то, что есть).

Это не важно. Важно, что в результате должны быть проведены две политические реформы. Да, всего две и крайне простые, но одинаково важные:

  1. Упразднена должность фюрера (называемого также «президентом»), как лица, неподконтрольного правящему классу. Главой государства становится премьер-министр, назначаемый парламентом (Думой).
  2. Выборы в Думу переводятся на полностью мажоритарную систему по одномандатным округам.

Смысл первого пункта очевиден, а вот второй требует пояснения. Существующая система выборов по партийным спискам даёт власть не классу, а партиям — т.е. бюрократии. Которая один раз уже привела к власти фюрера. И с неизбежностью приведёт опять. Потому что бюрократия по самой природе своей иерархична и — что даже важнее — однородна. Отдельные её отряды притягиваются друг к другу, как капли ртути, пока не соберутся в одного монструозного политического терминатора.

Разумеется, все эти независимые депутаты будут мгновенно куплены. Ещё даже до выборов. Но в этот-то и есть сутъ: они должны быть куплены. Вот этим самым правящим классом. Именно через покупку абсолютно беспринципных, насквозь продажных депутатов всех уровней будущий правящий класс России и станет правящим классом.

Это будет чисто олигархическая республика с абсолютно бесправным народом. Ну так как будто сейчас у российского народа есть какие-то права. Права эта революция отберёт не у народа — у него их никогда и не было — а у фюрера и рассредоточит их среди «угнетателей трудового народа». И это будет лучше. Для трудового народа в том числе. И даже не только потому, что капитал, наконец, вернётся и начнётся настоящий экономический бум — а не спекулятивный нефтегазовый пузырь. Лучше потому, что у России появится какое-то осмысленное будущее.

Правящий класс (ну, гады-буржуи, они самые) неизбежно — потому что в своих собственных интересах — реализует систему государственного регулирования экономики, призванную защитить его от самого себя. В том числе, механизмы разрешения трудовых конфликтов — поскольку никто не заинтересован в забастовках, а тем паче — в бунтах. Короче, Россия наконец-то пройдёт путь нормального социального развития в процессе которого и будет сформировано то самое гражданское общество, без которого любые «свободные выборы» — это лишь коронация очередного фюрера.

Истинные причины Путинского демарша

Наблюдая свободное падение рубля, начинаешь задумываться, о чём думает Путин: ведь не может же он быть полным идиотом. И тогда начинаешь понимать, что он действительно не идиот и, возможно, прекрасно знает, что делает.

Но начнём с того, что вопреки его воплям, сегодняшние проблемы России проистекают вовсе не от санкций Запада. Которые как были, так и остались достаточно травоядными. Проистекают они, как легко догадаться, от катастрофического падения цен на нефть. Которое к санкциям не имеет ни малейшего отношения. А имеет — к отказу Саудовской Аравии сократить добычу.

Спрашивается, однако, а почему она это делает? Может быть, это её США подговорили — чтобы таким образом Россию достать? Сомнительно. Саудовская Аравия никогда особо сговорчивой не была, а сейчас, в связи с переговорами с Ираном, на которых Обама из кожи вон лезет, чтобы отношения нормализовать, и вообще к Америке расположена, прямо скажем, не лучшим образом. Нет, Саудовская Аравия просто недовольна направлением развития международного рынка нефти и видит в этом угрозу собственному благополучию. И пытается что-то сделать для исправления ситуации.

Чем объясняется падение цен? Тремя факторами:

  1. Падением спроса за счёт внедрения энергосберегающих технологий.
  2. Ростом предложения за счёт превышения квот некоторыми членами ОПЕК, возжаждавшими поднажиться на высоких ценах.
  3. Ростом предложения за счёт разработки новых месторождений, в частности, в США.

С первым фактором Саудовская Аравия мало что может поделать — кроме опускания цен настолько, что интерес к подобным технологиям пропадёт. Но и то не факт — при нынешней истерии по поводу глобального потепления.

А вот в борьбе со вторым у неё богатый опыт: она уже не единожды опускала цены в целях наказания зарвавшихся партнёров. И это неизменно срабатывало. Однажды опустила до 10 долларов за баррель.

Но главная угроза — это третий фактор. Сегодня разработка нетрадиционных месторождений обходится гораздо дороже, чем добыча в Саудовской Аравии, но при текущих ценах она всё равно выгодна и потому достаточно бурно развивается. И если этот процесс вовремя не остановить, с дальнейшим развитием технологий стоимость будет неуклонно падать — а это уже угрожает самой модели существования Саудовской Аравии: со временем может оказаться, что её нефть попросту никому не нужна.

Наконец, четвёртая причина, не связанная с текущим падением цен, это всё тот же Иран, возрождения которого Саудовская Аравия боится больше, чем всех израильских атомных бомб вместе взятых. И цель её здесь, по возможности, сорвать переговоры на волне недовольства дальнейшим падением уровня жизни, а по необходимости, лишить Иран средств для развития своего ВПК, если санкции снимут.

Да, но почему тогда падение цен на нефть так удачно совпало по времени с санкциями? Возможно, конечно, это просто случайность. Но гораздо более вероятно, что подобный вариант был в Кремле просчитан заранее. Все помнят, как в апреле прошлого года рейтинг Путина резко упал на фоне экономических трудностей? Сегодня — если бы не война с Украиной и аннексия Крыма — всё было бы гораздо хуже. Во всех крупных городах, а особенно — в Москве, уже был бы многотысячные антипутинские демонстрации. Он мог бы просто не усидеть. А так всё можно свалить на «агрессивный фашистский Запад, пытающийся нас поработить». И вся надежда — только на него, солнцеликого.

Его последнее программное выступление не оставляет уже никаких сомнений: взят чёткий курс на конфронтацию и автаркию, фактически, возврат к советским временам. Путину просто не нужна нормализация, более того, она ему вредна: проблем России она не решит, а вот проблемы ему лично — создаст.

Вопрос, разумеется, получится ли это у него. Но в любом случае грядущие перемены будут кардинальными: либо восстановление тоталитаризма в полном объёме, либо крах и полный распад.