О национальных особенностях ваты

Российское правительство собирает одно экстренное заседание за другим, судорожно принимает какие-то совершенно запредельные решения, идёт на очевидные уступки, пачками подкупает западных журналистов, политиков и академических грантоедов — а всё идёт только хуже и хуже. Чисто по человечески, его можно даже пожалеть. Т.е. мне его, разумеется, ни на грош не жалко, но мне понятна его растерянность и ощущение беспомощности перед иррациональной действительностью.

Ведь Россия вполне искренне хочет договариваться и выдвигает, как ей представляется, достаточно умеренные требования в обмен на то, что она может предложить Западу. Но Запад, вместо того, чтобы честно торговаться и пытаться извлечь для себя какую-то пользу из сложившейся ситуации, фактически отказывается от любых осмысленных переговоров и лишь раз за разом нагнетает напряжённость, загоняя ситуацию в глухой тупик из которого нет приемлемого для обеих сторон выхода.

Почему?

Ответ на этот вопрос даёт голосование в Конгрессе по Акту поддержки свободы Украины. Который Россия вполне справедливо расценивает как декларацию новой холодной войны.

В Конгрессе вообще крайне редко случаются единогласные голосования, да ещё и в обеих палатах сразу и в пожарном порядке. Всегда находятся несколько диссидентов. Произошедшее — это экстраординарное событие и говорит оно о том, что ни один политик в сегодняшней Америке не может позволить себе выглядеть мягкотелым по отношению к России. Потому что ватников у нас тут — тоже пруд пруди и они уже привыкли жить в однополярном мире, а тут вдруг откуда-то опять вылазит эта срань господня со своими претензиями на какое-то «уважение» и «учёт интересов».

Каковой момент для американского обывателя (он же — избиратель) является абсолютно неприемлемым. Сам факт, что Россия имеет наглость претендовать на подобное, является для него в высшей степени оскорбительным.

И вот здесь лежит отличие между старой и новой холодными войнами: если та была война на сдерживание, то эта — на уничтожение. Поскольку сдерживание — это, фактически, признание за Россией права на равенство притязаний, что недопустимо ни при каких обстоятельствах.

Ну и ещё одно различие — между сортами ваты по разные стороны Тихого океана, это что за претензиями тутошней стоит американский экономический и военно-промышленный потенциал. Тогда как за российской — ничего кроме ущемлённой национальной гордости. И никаких перспектив возрождения на манер гитлеровского — посколкьку Германии помогли как противовесу СССР, а Россия не догадалась подготовить себе подобную роль. (Хотя, наверное, могла бы организовать и возглавить антокоммунистический блок против Китая в составе Японии, Южной Кореи, Тайваня и т.п.)

Из сказанного, однако, не следует, что у России нет вообще никакого выхода для предотвращения полного экономического коллапса, развала и погружения в анархию. Есть. И очень простой. Он называется капитуляция. Полная и безоговорочная.

Уже слышу дружный ватный хор: «Не дождётесь!» Скорее всего, да. Ну, стало быть. Если кто-то хочет издохнуть под забором от голода, как собака — это его святое право. Не смею мешать.

Каким именно образом Россия будет ликвидирована, это, в конце концов, не самые существенные детали.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *